Статья 140 КАС РФ. Устность судебного разбирательства (действующая редакция)



1. Судебное разбирательство административного дела происходит устно, если настоящим Кодексом не предусмотрено иное. В случае разбирательства административного дела в судебном заседании о времени и месте судебного заседания обязательно извещаются лица, участвующие в деле, иные участники судебного разбирательства.

2. В случаях, установленных настоящим Кодексом, судебное разбирательство административного дела может осуществляться без проведения судебного заседания в порядке упрощенного (письменного) производства, предусмотренном главой 33 настоящего Кодекса.

Комментарий к ст. 140 КАС РФ

1. Комментируемая статья посвящена устности как принципу административного судопроизводства, действие которого наиболее концентрированно проявляется именно в стадии судебного разбирательства. Возможно, именно институциональный характер данного принципа явился причиной, по которой устность не получила закрепления в перечне принципов административного судопроизводства, установленном в ст. 6 КАС, в отличие от принципов гласности и открытости, также имеющих прямое отношение к стадии судебного разбирательства. Так или иначе, но необходимо констатировать, что составители КАС отошли от устоявшейся традиции нормативного закрепления в одной статье процессуального кодекса трех принципов судебного разбирательства - непосредственности, устности и непрерывности (ст. 157 ГПК), ограничившись закреплением в комментируемой статье только одного из них - принципа устности. Означает ли это, что законодатель отказался от принципов непосредственности и непрерывности? Что касается непосредственности, то ответ на поставленный вопрос может быть только отрицательным, поскольку непосредственность имеет прямое закрепление и в перечне принципов административного судопроизводства (ст. 6 КАС), и в специальной статье (ст. 13 КАС), да и в других статьях КАС (например, в ч. 2 ст. 176). Сложнее обстоит дело с принципом непрерывности. С формально-юридической точки зрения есть основания говорить об отказе законодателя от принципа непрерывности, так как ни в ст. 6 КАС, ни в какой-либо другой статье Кодекса упоминаний об этом принципе не имеется. Однако если говорить по существу, то представляется, что на уровне идеи законодательного отказа от принципа непрерывности в КАС не произошло. Да, действительно, в КАС отсутствует запрет на рассмотрение других дел в период перерыва в судебном заседании по данному делу. Но ведь и самого института перерыва в судебном заседании в КАС также нет, как нет и нормы о предельном сроке перерыва, по которой можно было бы судить о позиции законодателя по вопросу о возможности рассмотрения других дел во время перерыва, как это имеет место в ст. 163 АПК. С другой стороны, КАС не запрещает суду объявлять перерыв в судебном заседании, а отсутствие указания на максимально возможный срок перерыва может означать, что составители КАС исходили из уже традиционной доктринальной позиции, согласно которой перерыв является кратковременной формой временной остановки судебного заседания, при которой существует реальная возможность продолжить рассмотрение дела в тот же день, когда состоялось объявление перерыва в судебном заседании, или на следующий после этого день. Кроме того, об опосредованном закреплении принципа непрерывности в КАС свидетельствуют нормы ст. 173 и ч. 1 ст. 177, которые по существу исключают возможность объявления перерыва или отложения разбирательства дела после окончания судебных прений. В пользу приведенной интерпретации говорит и факт детальной регламентации всей процедуры судебного разбирательства с предельно четким определением последовательности совершения процессуальных действий судом и другими участниками процесса в данной стадии процесса. В связи с этим отсутствие норм о перерыве в гл. 14 КАС скорее свидетельствует в пользу признания принципа непрерывности, поскольку, если рассуждать с сугубо формальных позиций, исключается какое бы то ни было прерывание хода судебного заседания, выходящее за рамки институтов отложения судебного разбирательства и приостановления производства по делу. В действительности трудно представить, что законодатель сознательно пошел на запрет объявления перерыва в судебном заседании, имея в виду, что такие основания перерыва, как необходимость отдыха или приема пищи, нельзя отменить по одной лишь воле законодателя, а отложение разбирательства по причинам, устранение которых может занять не более нескольких часов, противоречит здравому смыслу.

2. В качестве общего правила комментируемая статья закрепляет устное разбирательство административных дел в судах, допуская отступление от этого правила лишь в качестве исключения (принцип устности судебного разбирательства), которое в любом случае может носить лишь "точечный" характер, т.е. применимо лишь при наличии конкретной нормы, его допускающей.

Принцип устности отражает преобладающий способ общения суда с другими участниками процесса в ходе производства по делу, который самым непосредственным образом сказывается на способах исследования доказательств: все участники процесса дают объяснения и показания суду устно; письменные доказательства, протокол осмотра вещественных доказательств, письменное заключение эксперта, их значение для дела обсуждаются устно. Однако преобладание устности еще не означает полного отсутствия элементов письменности в процессе, среди которых можно назвать, в частности, обязательное ведение протокола судебного заседания в судах первой и апелляционной инстанций (ст. 204 КАС), обязательное оформление в письменном виде отдельных ходатайств и т.д.

Говоря о судебном разбирательстве административного дела с соблюдением принципа устности, комментируемая статья указывает также на судебное заседание как обязательную процессуальную форму проведения данной стадии процесса и такие его базовые характеристики, как время и место проведения. В связи с этим необходимо констатировать нетождественность понятий "судебное разбирательство" и "судебное заседание", первое из которых характеризует содержание деятельности по отправлению правосудия, а второе - форму отправления правосудия, которая на данной стадии отличается наибольшей детализацией правового регулирования. В наиболее общем виде содержание судебного разбирательства отражено в делении данной стадии на четыре части (этапа): подготовительная часть; рассмотрение дела по существу; судебные прения; составление итогового судебного акта и его оглашение.

Говоря о времени проведения судебного заседания, законодатель, очевидно, имеет в виду, во-первых, дату проведения заседания, во-вторых, собственно время, на которое назначено заседание (время заседания в узком смысле слова). Дата проведения судебного заседания определяется с учетом целого ряда факторов, таких как объем подготовительных действий по делу, время, необходимое для соблюдения требований о надлежащем извещении участников процесса, необходимость соблюдения срока рассмотрения дела и принципа разумности сроков судопроизводства по делу. Критериев определения времени проведения судебного заседания в узком смысле слова КАС не предусматривает. Думается, что при этом должен учитываться установленный режим работы суда и конкретного судьи, в производстве которого находится дело. Кроме того, должно неуклонно соблюдаться руководящее указание Пленума ВС РФ, согласно которому несовместимо с требованиями закона и профессиональной этики назначение в судах первой инстанции рассмотрения нескольких дел на одно и то же время (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности"). Конкретная дата и время проведения судебного заседания указываются судьей в определении о назначении дела к судебному разбирательству (см. комментарий к ст. 139 КАС).

Местом проведения судебного заседания принято считать специальное помещение - зал судебного заседания. По действующему законодательству зал судебного заседания должен отвечать определенным требованиям, в частности таким, как размещение атрибутов судебной власти. Так, размещение Государственного флага РФ и изображения Государственного герба РФ в залах судебных заседаний является обязательным для всех федеральных судов и мировых судей. Что касается размещения Государственного флага субъекта РФ и изображения Государственного герба субъекта РФ в залах судебных заседаний, то это является правом, причем как для федеральных судов, так и для мировых судей (ч. 1 ст. 34 Закона о судебной системе, ч. ч. 1, 3 ст. 40 Закона о судах общей юрисдикции).

Немаловажными являются такие характеристики зала судебного заседания, как техническая оснащенность и вместимость. Так, согласно п. 4 Постановления Пленума ВС РФ "Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов" не допускается проведение открытых судебных заседаний в помещениях, исключающих возможность присутствия в них лиц, не являющихся участниками процесса, представителей редакций средств массовой информации (журналистов). Техническая оснащенность имеет принципиальное значение, когда в ходе судебного заседания возникает необходимость воспроизведения аудио- и видеозаписей, приобщенных к делу в качестве доказательств (ст. 167 КАС). Существенной является роль фактора технической оснащенности и для обеспечения гласности при отправлении правосудия. В связи с этим неслучайным является следующее руководящее разъяснение Пленума ВС РФ: "При наличии технической возможности судам надлежит осуществлять фиксацию хода судебного разбирательства с использованием средств аудиозаписи и иных технических средств, а в случае недостаточной вместимости зала судебного заседания, в котором проводится слушание дела, осуществлять в здании суда трансляцию хода судебного заседания в режиме реального времени с использованием технических средств" (п. 18 вышеупомянутого Постановления).

О том, в каком именно помещении (зале судебных заседаний) из числа имеющихся в здании суда будет проводиться судебное заседание по конкретному делу, также должно быть указано в определении о назначении дела к судебному разбирательству. Что касается выездных заседаний, т.е. судебных заседаний, которые проводятся по месту нахождения одной из сторон по делу по инициативе суда или по ходатайству стороны, то каких-либо указаний общего характера, касающихся их проведения (о критериях назначения, особенностях подготовки и т.д.), ни в КАС, ни в современной судебной практике не содержится. В то же время действующее административное процессуальное законодательство России прямо предусматривает проведение выездных судебных заседаний по одной категории дел - о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар или о продлении срока его принудительной госпитализации (ч. 7 ст. 277 КАС).

Подчеркивая необходимость извещения лиц, участвующих в деле, в случае разбирательства административного дела в судебном заседании, законодатель как бы указывает на участие сторон (лично или через представителя) в разбирательстве административного дела как на предпосылку устного разбирательства, имея в виду, что для того, чтобы реализовать право на участие в разбирательстве, стороны должны знать о том, где и когда оно будет проходить.

О важности выполнения судом возложенной на него обязанности по надлежащему извещению свидетельствует, в частности, правило, согласно которому рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из участвующих в административном деле лиц, не извещенных о времени и месте судебного заседания, является безусловным основанием для отмены решения вышестоящим судом (см. комментарий к ст. 310 КАС). В судебной практике считается, что участвующие в деле лица не были извещены о судебном заседании, если в деле нет соответствующего подтверждения этому - второго экземпляра повестки с распиской адресата в получении или иного документа (см. комментарий к ст. ст. 98 - 100 КАС).

3. Часть 2 комментируемой статьи указывает на конкретное исключение из принципа устности, закрепленное в гл. 33 КАС, - упрощенное (письменное) производство, тем самым делая акцент на ключевой особенности данной процедуры - осуществлении судебного разбирательства административного дела без проведения судебного заседания. Логика законодателя вполне понятна: раз нет судебного заседания, значит, отсутствует и вербальное общение между судом и сторонами в стадии судебного разбирательства, без которого немыслим принцип устности. В одном из двух названий процедуры - письменное производство - заложен двойной смысл: во-первых, это производство без проведения устного разбирательства и присутствия сторон в зале заседания (разд. V КАС); во-вторых, судом исследуются только доказательства в письменной форме (например, отзыв, объяснения и возражения на иск, заключение прокурора).


Дополнительные материалы


Рубрики

Категории